«Дразнилка» в реке. Кыштым получил новую скульптуру в центре города

0 0

«Дразнилка» в реке. Кыштым получил новую скульптуру в центре города

Как создавали и как принимали «Дразнилку» — подводим итоги программы арт-резиденций Уральской индустриальной биеннале в Челябинской области.

Завершилась шестая Уральская индустриальная биеннале современного искусства — огромный фестиваль родом из Екатеринбурга. 2021 год знаменателен тем, что Челябинская область впервые стала полноценной принимающей стороной проектов биеннале, арт-резиденции прошли в четырех городах региона.

Это оказалось возможным благодаря гранту губернатора Челябинской области на развитие гражданского общества (предоставлен Фондом поддержки гражданских инициатив Челябинской области). Ранее мы уже рассказывали, что такое программа арт-резиденций биеннале и как она проходила в Челябинске. Сегодняшняя публикация о Кыштыме.

Новая история

— Арт-резиденции Уральской индустриальной биеннале появились в 2012 году. Но до нынешнего года было примерно так: художник приезжал, проводил какое-то время в отведенном ему месте, использовал его как ресурс, а произведение выставлял на другой площадке, как правило в Екатеринбурге, а принимавшему художника городу фактически ничего не доставалось. По-моему, в этом есть какая-то обездоленность тех мест, которые мы используем. Поэтому когда я взялся курировать арт-резиденции шестой биеннале, я сразу сказал, что художники должны делать работы именно для принимающих городов, — рассказывает куратор программы арт-резиденций шестой Уральской индустриальной биеннале современного искусства Владимир Селезнев.

«Дразнилка» в реке. Кыштым получил новую скульптуру в центре города

Фото Анны Марченковой

Создавать искусство для международных выставок и для небольших провинциальных городов — это очень разные задачи. «Южный Урал для нас еще terra incognita, мы не знали, как люди будут реагировать на наше присутствие, поэтому Володя старался подбирать художников, которые были бы понятны неподготовленному зрителю, — признается продюсер программы арт-резиденций Анна Акимова.

И вроде бы Кыштым не такая уж terra incognita. Город уже участвовал в проектах Уральской индустриальной биеннале: в 2017 году здесь работал саунд-художник из Швейцарии Руди Десельер, при поддержке Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ) он создал две инсталляции: одну экспонировали в Екатеринбурге, другую — в кыштымском «Белом доме». Но работа нынешнего года — скульптура «Дразнилка» от Ивана Горшкова не у всех зрителей нашла понимание.

— Наша основная цель — увеличивать туристический поток. Вообще, взгляд приезжих на город совсем не тот, что у местных, и это заставляет город совершенствоваться. Когда в городе появляется новый символический объект, можно рассказывать новые истории, — объясняет Алина Шмарина, директор центра развития туризма Кыштымского городского округа, инициатор проведения арт-резиденции. — У нас в городе есть два уникальных завода — КМЭЗ и Кыштымское машиностроительное объединение (КМО), которые работают без остановок и по профилю все 266 лет с момента основания. Да, весь Урал — это Демидовские заводы, но очень мало тех, которые бы работали до сих пор. На этом мы и сделали акцент в заявке на проведение арт-резиденции.

— Южный Урал очень сильно недорассказан. Челябинская область хорошо себя позиционирует с точки зрения природного туризма: Таганай, Тургояк, базы отдыха, озера… Но помимо этого здесь много смысловых пластов, которые могут быть привлекательны для туристов, но которые в этом смысле до сих пор не сформулированы, — добавляет Анна Акимова.

Дразнение меди

Иван Горшков, скульптор из Воронежа, после многочисленных экскурсий и консультаций с КМЭЗ, администрацией города и краеведами предложил именно такой объект: его скульптура метко репрезентирует заводскую историю города через память об уходящей технологии.

«Дразнилка» в реке. Кыштым получил новую скульптуру в центре города

Фото Анны Марченковой

— Сюжет очень прост: рабочий держит березовое бревно. Скульптура называется «Дразнилка», она посвящена некогда существовавшему на производстве этапу дразнения меди при помощи березовых бревен (это помогает удалить из расплавленного металла ненужные газы. — Прим. ред.). Когда я впервые услышал об этом, я понял, что просто невозможно не назвать скульптуру таким многозначным, остроумным и звонким словом. Бревно выполнено из искусственного камня, намекая на уральский горный контекст. Для фигуры рабочего я выбрал стилистику раннесоветской авангардистской скульптуры, что-то в духе рисунков Маяковского: рубленые формы, широкие жесты, брутальные очертания, — поясняет Иван Горшков. — Этот проект оказался, наверное, самым комплексным в моей [профессиональной] жизни, много месяцев прошло в раздумьях, спорах, эскизах и трудах. Потому что это не просто скульптура, как, скажем, делаешь для галереи или для музея. Здесь нужно было вписать произведение в исторический контекст, в местную локацию, которая подразумевает три главные точки обзора… Так что этот проект получился еще и про коммуникацию, в нем было задействовано очень много людей: команда арт-резиденций биеннале, администрация Кыштыма, центр развития туризма, я и мои ассистенты. Все эти люди очень долго пытались найти оптимальное решение.

Самоирония с позитивом

«Сразу скажу, что отношение к этому у кыштымцев будет разное», — предупредила глава Кыштымского городского округа Людмила Шеболаева. Ей самой, однако, работа приглянулась: в ней, сказала глава, есть «самоирония и исторический позитив».

Скульптуру установили в середине июля в русле реки Кыштымки напротив КМО, в том самом месте, где была плотина, когда КМО еще называлось Верхнекыштымским чугунолитейным заводом. Попадание точное: заводская плотина — сердце всех горнозаводских уральских городов, место, в котором сходятся природа, технология и человек, где вода дает жизнь металлу.

Но предвидение Людмилы Шеболаевой оправдалось: единодушного приятия не случилось. Трудно, однако, назвать, что именно вызвало недовольство.

«Дразнилка» в реке. Кыштым получил новую скульптуру в центре города

Фото Анны Марченковой

— Кыштымцы очень непростые люди. Что бы ни делалось, с первого раза не принимаем. А потом привыкаем и начинаем гордиться, — рассуждает Алина Шмарина. — Вот, скажем, скульптуру Горшкова часто сравнивали с резиденцией в «Белом доме». Но ведь и про ту работу в свое время высказывали разные «фи» и «фу», а в этом году началось: вот работа Руди Десельера — это, мол, было настоящее современное искусство, уважительное, а «Дразнилка» — это, де, издевательство над городом. Но мне видится, что дело вовсе не в работе. Просто у людей внутри наболело разного рода недовольство, и вот появился повод выплеснуть накопившийся гнев. Так и вышло: повозмущались, агрессия вышла, и эта скульптура перестала вызывать отрицание.

— Такое недовольство — это нормально. У людей нет опыта общения с современным искусством. Но вот оно появляется, и начинается диалог. Он может идти на повышенных тонах, он может принимать разные формы, лишь бы он был диалогом. Но главное, он должен обнажать какие-то вещи, прежде не проговоренные. Мы попытались такой диалог начать, — объясняет Владимир Селезнев.

«Дразнилка», уж если каламбурить, совсем не дразнится: скульптура не провоцирующая и не вызывающая. Скорее наоборот, она не выбивается из ландшафта, она очень плотно притесана к нему и как физический объект, и как смысловая единица. Иван Горшков ссылается на раннесоветский авангард — позволим себе не согласиться с этим. Те образы — взрывные и дидактичные, «Дразнилка» совсем не то: горшковский металлург не позирует и не нравоучительствует, это человек на своем месте, он собран и сосредоточен, он хорошо знает свою работу и отдает ей все силы и внимание. Он занят делом.

Поделиться

Источник: up74.ru

0

Автор публикации

не в сети 21 минута

admin

435
Комментарии: 0Публикации: 2741Регистрация: 03-11-2020

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Яндекс.Метрика